Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:46 

Название: Большие проблемы или Не захватывайте чужие тела, вам аукнется.
Автор: desem
Бета: нет
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn
Персонажи: Мукуро, Тсуна, все хранители, Вария, Реборн. Пейринги: 18/27, слабенько 69/27, еще слабее х/27
Рейтинг: PG-13
Жанры: Юмор, Слэш (яой)
Предупреждения: OOC
Размер: Миди, 12 глав
Статус: закончен

Описание:
Мукуро захватил тело Савады. Но... все пошло не так, как он расчитывал. Теперь у них большие проблемы...
А во всем виноват Реборн.
Это первая часть. Она закончена.
Сиквел - "Большие проблемы или Трудности личной жизни мафиозных боссов" -ficbook.net/readfic/25983/57747#com270564 (Пока не закончен, будет только там). Регистрация не требуется.
Публикация на других ресурсах: Только под моим авторством и предварительно не забудьте спросить разрешения. Я не откажу, но увижу, что взяли без спроса - вынесу мозг.
Примечания автора:
ООС!!! Так и знайте, чтоб без притензий!
И вообще, автору делать нефиг. Вот и мается.
Автор и сам не в курсе, куда его заведет фантазия напару с Музом. И еще!!! Автор пишет на "поугорать", не ищите лит изысков. Автору лень проверять тексты, отсюда - куча ошибок. Вы предупреждены!!!

Пролог. Маааленький такой.
Во всем виноват был Мукуро. Ну, интуиция подсказывала Тсуне, что Реборн тоже очень даже виноват, но Савада не решился высказать это в слух. Да и пока было совсем непонятно, с какого боку тут приплетен Реборн.
А в чем собственно дело, спросите вы?
В том, что теперь Тсунаеши и Мукуро оказались в весьма неудобном положении.
Началось все с того, что Мукуро все-таки устал ждать и решил захватить тело своего босса. Но все вышло немного не так, как он рассчитывал.
Оцарапав Тсуну своим трезубцем, Мукуро возликовал и…

Глава 1.
— Бляяяяя… и что нам теперь делать?! – рычал Мукуро голосом Савады.
— Это ты меня спрашиваешь?! Сам во всем виноват!!! – отвечал ему Тсуна, голосом Мукуро.
— Виноват не я, а… — Мукуро запнулся, вспомнив что-то, — в общем, не я.
Конечно же, с Савадой ничего не бывает просто. Но что бы до такой степени…
Так случилось, что за всю историю иллюзионистов, в первый раз, захватываемый сам захватил тело захватчика.
И теперь Тсуна и Мукуро застряли в чужих телах.
— Чаос, никчемный Тсуна и Рокудо Мукуро. – Реборн как всегда появился довольно неожиданно. – Как я посмотрю, у вас большие проблемы…
— И что нам теперь делать, Реборн?! – истерично воскликнул Тсуна, заметавшись по комнате.
А так как находился он в теле Мукуро, выглядело это довольно странно.
— Куфуфу, о да, Реборн. Что же нам теперь делать, м? – Мукуро в теле Савады вальяжно раскинулся в кресле, закинув ноги на стол.
Реборн оглядел сперва одного, затем другого, помолчал, обдумывая ситуацию, и, выдал:
— Во-первых, никто не должен догадаться, что с вами стало. Во-вторых, вам нельзя отходить друг от друга дальше, чем на двадцать метров, потому что ваши души теперь нестабильны, и может случиться всякое. Даже смерть обоих.
— Иииииии! – Тсуна был на грани обморока.
Реборн тут же подпрыгнул и влепил Тсуне пощечину.
— Кончай истерить, Тсуна! Мукуро так себя не ведет.
— Куфуфу… — Мукуро взирал на все это, как на спектакль.
Реборн тут же повернулся к нему.
— А ты не кудахтай! Если кто-нибудь поймет, что вы – это не вы, убью обоих!!!
— Оя-оя, Реборн, вообще-то это твоя вина…
Тсуна, потирающий щеку, которая после удара Реборна нещадно горела, тут же поднял голову.
— Почему?
Мукуро усмехнулся.
— А потому что это была его идея. Он вообще-то практически заставил меня. И думаю, он знал, как все выйдет. Очередная тренировка, да, Реборн?
Реборн зло фыркнул.
— Вам это пойдет на пользу. Что поможет вам лучше всего прийти к взаимопониманию и доверию, чем побывать в шкуре друг друга? А теперь я вас оставлю. Готовьтесь, вечером собрание хранителей. Никто не должен ничего понять. Иначе… — не договорив, Реборн вышел из комнаты.
Мукуро рассмеялся:
— Ну что, Тсунаеши… готовься.
— К ч-чему?
— Буду учить тебя куфуфукать!!!


Глава 2.
Собрание хранителей, назначенное на 18:00, запаздывало. А все потому, что Мукуро и Тсуны (который никогда не опаздывал) еще не было. Ямомото, Гокудера и Рехей тревожились. Хибари раздражался. А Ламбо… Ламбо спал, потому что перед этим объелся сладостей, а на сытый желудок его всегда клонило в сон.
— Где эти травоядные? Забью до смерти!
— Хибари, успокойся. Вдруг что-то случилось? Тсуна никогда не опаздывал. – Ямомото нахмурился, при этом умудряясь улыбаться. Это пугало.
— Вот именно! Нам надо пойти и проверить, не случилось ли что с Джудайме! – поддержал его Гокудера.
— Никто никуда не идет! — Реборн, до этого мирно дремавший в кресле, оглядел хранителей. – Тсуна и Мукуро заняты очень важным делом. У них задание. Скоро они подойдут.
— Задание? А почему мы ничего не знаем? – возмутился Гокудера.
— Потому что оно секретное. – Ехидно прищурился Реборн. – Они теперь довольно много времени будут проводить вместе.
— Чтооооо?! Этот урод и Джудайме? О чем ты думал? Этот гад спит и видит, как бы захватить тело Джудайме!
Реборн как-то странно закашлялся.
— Пока у Мукуро нет такого желания, уж поверьте…
— Мне пофиг, что у этих травоядных за дела, но они отнимают мое личное время! – Хибари уже был взбешен. – Если они не явятся…
Но тут дверь распахнулась, и в комнату ввалились смеющиеся Тсуна и Мукуро.
— Нет, — хохотал Тсуна, — Это просто… невозможно!!! Лучше вообще не делай так! У тебя явно не выйдет!
— Ну, кто же виноват, это ты с рождения этим занимался, блин, а не я. У тебя это уже как дышать получается!
Тут парочка заметила шесть пар глаз, удивленно разглядывающих их.
— О… всем привет… — протянул Мукуро, приветственно помахав трезубцем.
Тсуна же, насмешливо оглядев хранителей и, подмигнув Реборну, прошествовал на свое место.
Мукуро же, взяв стул, сел рядом с ним, хотя раньше всегда сидел на другом конце стола.
Хранители недоуменно переглянулись. Даже Хибари, высказал удивление, немного приподняв брови.
— Вы опоздали, травоядные!
— Ну-ну, Кея, спокойно. Мы были заняты! – сказал Тсуна, закидывая ноги на стол.
И тут же получил от Мукуро трезубцем в бок.
— Ой! То есть, простите Хибари-сан. У нас были очень важные дела. – Исправился он.
Это выглядело все удивительней и удивительней.
Реборн же хихикал, поглубже натянув шляпу.
Да…
Это обещает быть интересным...



Глава 3.
Глава 3.
Пока хранители недоумевали, Мукуро что-то быстро шептал Саваде на ухо. Тот выглядел немного виновато. Наконец, закончив совещаться, они выпрямились.
— Гм. В общем, так… — Тсуна перебирал бумаги на столе. Найдя нужную, он откашлялся и продолжил, — На повестке у нас… поездка в резиденцию Варии.
— Чтооооо?! – Мукуро, который собирался отпить воды из бокала, поперхнулся. – Реборн, какая Вария?! Тем более сейчас, когда мы с Му… Тсуной…
— Мукуро… — с угрозой в голосе протянул Тсуна. – Лучше помолчи.
Мукуро тут же замолк, чем удивил всех еще больше.
— Итак, — продолжил Тсуна. – Поездка к Варии. С инспекцией. Едут все.
Хибари уже открыл рот, чтобы высказать свое возмущение, ведь как же Намимори и без него, но Тсуна грозно нахмурился:
— Все, значит все. Тебя это тоже касается, Кея!
Мукуро наклонился у Тсуне и что-то злобно прошипел.
— Гхм… то есть, пожалуйста, Хибари-сан! – Тсуна премило улыбнулся.
Хибари, который был удивлен не меньше, чем все остальные, но не подавал виду, только злобно фыркнул. Но это можно было расценивать, как согласие.
— Джудайме, с вами все в порядке? Вы не заболели? – обеспокоенно спросил Гокудера.
— Нет, осьми… кхе-кхе, Гокудера, я в полном порядке. Итак, продолжим. Вылет назначен завтра, в 13:30. Билеты у меня. Встретимся в аэропорту. Не опаздывать! — Тсуна окинул всех грозным взглядом. – Кто-нибудь разбудите тупую корову, то есть Ламбо, и перескажите ему все. Едем где-то на неделю, возьмите все, что нужно. И не забудьте сказать Ламбо, что «все что нужно» — это не только конфеты. Гокудера, ты отвечаешь за его сборы!
— Да, Джудайме. – Уныло ответил Хаято. Он не горел желанием следить за тупой коровой, но не мог ослушаться прямого приказа Десятого.
— И будьте готовы к тому, что придется остаться подольше, это же Вария, куфу, то есть кхе-кхе, – Тсуна виновато глянул в сторону Мукуро.
Тот только покачал головой.
— Вопросы? Нет? Вот и хорошо. В общем, завтра жду всех в аэропорту. А теперь, Мукуро, идем. Нам еще… много чего нужно сделать.
Мукуро только вздохнул, и поплелся за Савадой, волоча трезубец по полу.
Они вышли, но перед этим хранители успели услышать, как Тсуна злобно прошипел:
— Аккуратней с трезубцем! Поцарапаешь, я тебе его, знаешь, куда засуну?
Хранители еще долго сидели на местах, пытаясь отойти от шока и осмыслить все, чему они стали свидетелями.
Много предположений выстраивали они в мыслях, но ни одно не было близко к цели…

Глава 4.
Глава 4.
А тем временем двое друзей по несчастью, запершись в комнате Тсуны, совещались.
Тсуна никак не мог научиться правильно куфуфукать, а Мукуро не мог избавиться от некоторых привычек.
Но они порешили на том, что раз им придется все время быть рядом, то они будут по возможности исправлять друг друга.
Потом они дружно, но шепотом (а то мало ли), обругали Реборна, поужинали, и решили лечь спать. А сборы начать уже утром. Все же для них день выдался весьма насыщенным.
И вот тут-то и обнаружилась самая главная проблема их положения.
Далеко от друг друга им отходить нельзя.
То есть, спать им придется в одной комнате, а заниматься личной гигиеной в непосредственной близости.
Почему бы одному не подождать за дверью, пока умывается другой, спросите вы?
Дорогие мои, не забывайте – Вонгола все-таки мафия. Неужели вы думаете, что ванные у них как у простых смертных?
Тсуна, поняв, что его ждет, резко покраснел. Мукуро прям залюбовался. Все же он был немного нарцисс и себя любил так же сильно, как ненавидел мафию.
— И что будем делать?
— Ну, кровать тут достаточно широкая… — протянул Мукуро.
— Нет! Я не буду спать с тобой!
— Оя-оя, Тсунаеши. Какой же ты все-таки скромный. Тогда придется перенести сюда мою кровать. Вот только как мы будем объяснять Варии и всем остальным, почему мы должны спать в одной комнате…
— Иииииии!!! – Тсуна затряс головой. – Что же делать?!
— Думаю, все объяснения мы оставим на Реборна. В конце концов, именно он виновник всего этого… — ответил Мукуро.
Решив так, они пошли искать того, кто перетащит огромную кровать Мукуро в комнату Тсуне.
— Ано, Мукуро… может наоборот? Мою кровать к тебе? Она явно полегче, чем твоя…
Мукуро только пожал плечами. Ему было все равно.
Выловив пару работников и объяснив им суть дела, они повели их в комнату. Но по пути им попался Рехей, который услышав, о чем говорят, решил им ЭКСТРИМАЛЬНО помочь.
Наконец, все дела были закончены.
Мукуро и Тсуна готовились ко сну. Причем Тсуна краснел и отказывался раздеваться, пока Мукуро не отвернется.
— Тсунаеши, это же мое тело! – хохотал Мукуро, но все же решил не смущать Саваду. Он и так выглядел пришибленным. А Мукуро очень не нравилось такое выражение на своем лице.
А Тсуна между тем переодевался со скоростью света и думал о том, что Мукуро увидит его тело обнаженным. И даже будет прикасаться к разным местам, как и он сам к телу Мукуро.
Эти мысли заставили его покраснеть еще сильнее.
И… отзывались странным ощущением внизу живота и еще ниже…
Но Тсунаеши решил не зацикливаться на этом, а то из-за всего он чувствовал себя так, будто вот-вот сбрендит.
Наконец они улеглись и практически сразу уснули. Этой ночью никто из них не видел снов, и ночь прошла спокойно.
Но они не знали, каким же будет утро…
А утро обещало быть… довольно насыщенным.
Потому что Рехей успел поделиться новостями о том, где сегодня провел ночь Десятый босс Вонголы…


Глава 5.
А утром ничего не подозревающие Мукуро и Тсуна спустились завтракать и…
Столкнулись со всеми хранителями, сидевшими за столом, и ожидающими их.
Даже Хибари был здесь, чем несказанно удивил всех. Но у него были свои причины…
— Джудайме! – тут же воскликнул Гокудера, — как вы могли?! Почему вы спите с этим ананасом в одной комнате?!
Тсуне даже стало обидно. Все же его обозвали ананасом, хоть и не его… Блин, сума сойти можно. Неразбериха…
— Да, Тсуна. Зачем? Это так весело? – спросил Ямомото.
— Ага, уржаться… — выдавил Тсуна.
Все непонимающе поглядели на него. Вот блин. Он же теперь не Тсуна, а Мукуро.
— Ааааа! Ламбо тоже хочет спать с ананасом! Ламбо любит ананасы!!!
— Это ЭКСТРИМАЛЬНО, Савада!!!
— Травоядные, забью…
И так минут десять, пока…
— А ну заткнулись все быстро!!! – рявкнул Мукуро.
Тут же установилась просто гробовая тишина.
Мукуро в теле Тсунаеши невозмутимо налил себе кофе, сцапал с подноса тост и продолжил:
— Со всеми вопросами, претензиями и прочим обращайтесь к Реборну.
Хранителей как ветром сдуло.
— Ну вот, теперь можно спокойно позавтракать. – протянул Мукуро, плюхаясь на стол. И злорадно добавил, – надеюсь они порвут Реборна на части. Садись есть, Тсунаеши.
— Угу.
После завтрака они поднялись сперва в комнату Мукуро, собирать вещи, потом к Тсуне. Остальных не было видно до самой поездки в аэропорт.
Когда они все рассаживались по машинам, Реборн выглядел… довольно потрепанно. И под глазом его намечался круглый, характерный для тонфа, синяк.
Мукуро ехидненько улыбнулся. И даже Тсуна немного повеселел. За все надо платить…
В аэропорту, как и всегда, начался дурдом. Гокудера угрожал охране, Ламбо плакал, Рехей орал, Ямомото смеялся. Но Реборн быстро всех успокоил и рассадил по местам. Мукуро и Тсуна оказались в отдалении от всех остальных, чему были рады. Им нужно многое обсудить ведь впереди их ждал еще больший дурдом, чем здесь. Впереди была Вария…
А тем временем Гокудера яростно шептал на ухо Ямомото:
— Не, ну ты представь! Что-то мне не верится, что это такая тренировка!!! Джудайме в опасности! Вон он уже ведет себя очень странно!
— Ну не знаю… Реборн бы не стал делать того, что повредило бы Тсуне…
— Ну конечно! Все его тренировки опасны для жизни, но эта тем более! Даже Хибари согласен! Вон как разозлился!
— Ээээ… — протянул Ямомото, — я не думаю, что Хибари зол по этой причине.
— А почему же еще?!
Но Ямомото промолчал. Он был далеко не глуп, как могло показаться. Он понял, что Хибари ревнует. Вот только не понял кого.

Наконец, объявили посадку. Наша компания выбравшись из самолета, удивленно замерла. Их встречали!!! И кто! Сам Занзас и Скуало.
— Пошевеливайтесь, мусор. – презрительно бросил он, тут же отвернувшись, и направился к машине.
— ВРААААААААААААЙ! – подтвердил Скуало.
Вонгола не заставила себя ждать.
В резиденции Варии было… тихо… и… чисто…
И это было странно.
— А где все? – спросил Тсуна. А точнее «Тсуна».
— А тебе-то что, мусор?! – рявкнул Занзас.
— Может то, что я босс вашего цирка? – ехидно ответил Савада.
«Иииииии!!». – Подумал наш настоящий босс. – «Что сейчас будет!!!»
И на всякий случай ткнул зарвавшегося Мукуро в бок.
— Ой! Больно же! То есть, простите, Занзас-сан, но мы с проверкой…
— Весь остальной сброд на задании. Через несколько дней должны вернуться. – вполне спокойно ответил Занзас.
«Неужели он тоже с кем-то телами поменялся?» — успел подумать Савада, прежде чем к нему на плечо запрыгнул Реборн и шепнул:
— Он в курсе.
— Чтоооооо?!
— Все нормально. И он… будет спать с вами в одной комнате. Потому что только так твои хранители согласились оставить тебя рядом с Мукуро. Правда они предлагали свои кандидатуры, но если они узнают, Мукуро крышка. Поэтому Занзаз.
«Мне конец», – подумал Тсуна. – «Я не переживу эту неделю»…





Глава 6.
От автора: кажись еще и x27 :D

Занзас проводил Мукуро и Тсуну в свою комнату. Там уже стояла вторая кровать. Тсуне было интересно, как же они будут спать, но спросить необычно молчаливого Занзаса он побоялся. А Мукуро не видел в этом проблемы.
Тсуна все больше тревожился, потому что… как-то все было не так.
К слову, перед посадкой они договорились, что сегодня никаких дел. Поэтому Мукуро потащил Тсунаеши «посмотреть город».
За ними увязался Гокудера, шепча что-то про «ананасового извращенца и бедного Джудайме», за Хаято поплелся Ямомото. Даже Хибари решил «пойти и проконтролировать». От Ламбо их сберег Ками — он уснул.
А вот от Занзаса – не сберег.
И вот такая компания отправилась на улицы Италии, распугивая бедных прохожих, которым не посчастливилось попасться им на пути.
Мукуро протащил их по всем магазинам, которые встретил на пути. Причем после этого гардероб Савады значительно расширился. Как и самого Мукуро, потому что тот просек, что когда они поменяются обратно, вещей ему не достанется и заставил Тсуну перемерить кучу всякой одежды. Все, кроме Занзаса удивленно поглядывали на разошедшегося Дечимо.
А он только миленько улыбался, пожимал плечами и говорил:
— Живем один раз.
Наконец жажда Мукуро до новых шмоток была удовлетворена. А между тем на улице начинало темнеть. Поэтому они решили перекусить «в милой кафешке», как выразился Мукуро в теле Савады, которая оказалась шикарным рестораном.
После трех попыток забить до смерти официанта – за медленное обслуживание (Хибари), криков «Джудайме, давайте сначала я попробую, вдруг отравлено!» (Гокудера), трех стаканов виски, выпитых и запушенных в Гокудеру, со словами «закрой пасть, мусор, аппетит портишь!» (Занзас) и одной разрубленной табуретки (Ямомото), все поужинали и отправились в резиденцию.
Тсуне очень хотелось сходить в душ. Да и Мукуро, после марафона по магазинам сам уже мечтал помыться. Поэтому они направились в ванную.
Тсуна, не был дураком, поэтому посадил Мукуро спиной к ванной и завязал ему глаза. Для надежности. Мукуро только посмеивался, но не противился.
— Оя-оя, Тсунаеши-кун, какие у тебя игры, не рано ли, м?
— Мукуро! – возмущенно прикрикнул Савада, покраснев, — Это не игры!
И отправился мыться.
После него своей гигиеной занялся Мукуро, который и не думал просить Тсуну отворачиваться. Но тот и сам добросовестно топтался у стены, зажмурив глаза.
После они спустились в гостиную, где собрались все остальные.
Гокудера заметил, что волосы у обоих мокрые и возмутился:
— Вы что, еще и моетесь вместе?!
Мукуро, а точнее Тсуна в его теле, покраснел.
А вот Тсунаеши прищурился и ехидно спросил:
— А тебе что, завидно?
Гокудера закашлялся, Ямомото засмеялся, а Хибари вытащил тонфа и кинулся к Мукуро, рыча:
— Забью до смерти!!!
А так как в теле иллюзиониста был Тсуна, а ему вовсе не хотелось быть избитым, то он, вскрикнув, спрятался за Мукуро.
Тот же, обняв свое тело одной рукой, мило улыбнулся:
— Хибари-сан, не обижайте Мукуро, это все Реборн!!!
Хибари зло фыркнул, пряча тонфа.
— Травоядные…
— Прекратили цирк, быстро! – рявкнул Занзас, развалившийся в кресле. Он зло сверлил взглядом Мукуро. – Ну-ка «Савада», топай сюда, разговор есть.
Мукуро подошел. Занзас, ухватив его за шею, что-то зашептал в ухо.
«Тсуна» удивленно приоткрыл рот, слушая, что ему говорят.
— Ты понял меня, мусор?
— Конечно, Занзас-сан, ничего такого не будет.
— Смотри мне, а то я тебя знаю.
Все удивленно смотрели на эту сцену. А «Тсунаеши» опять мило улыбнувшись, направился у Мукуро.
— Всем до завтра, а мы спать.
Занзас поднялся и отправился за ними.
А в комнате выяснилось, о чем говорили Занзас с Мукуро.
— Куфуфу, Тсунаеши, Ты спишь с боссом Варии. А то он мне не доверяет.
Тсуна тоже не доверял Мукуро, но вот спать с Занзасом…
Пока Тсуна переодевался, Мукуро и Занзас деликатно отвернулись. Занзас развалился на кровати и похлопал рядом с собой.
— Ложись, Савада.
Тсунаеши пристроился с самого края. Мукуро же выключил свет и тоже улегся.
Тсуна долго не мог заснуть, ворочаясь на своем краешке кровати. Пока это не надоело Занзасу. Тот просто сгреб Тсуну в охапку, рыкнув:
— Давай спи, мусор.
И Тсуна решил, что лучше всего послушаться. А в объятиях босса Варии было… удивительно тепло и спокойно.


Глава 7.
Утром Тсунаеши разбудил крик:
— ВРАААААААЙ!!! Чертов босс, это что за херня?! Какого хрена ты спишь с этим?!
Тсуна открыл глаза, увидев, как в Скуало что-то полетело. Тот ловко увернулся.
— Мимо, чертов босс! И от ответа не уйдешь! Какого хрена ты с этим, если тебе нра… — договорить ему не дал будильник, от которого он не успел увернуться.
— Заткнись, мусор! – рявкнул Занзас хриплым со сна голосом, — и выметайся из моей спальни!
— Мы еще поговорим, чертов босс! – крикнул Скуало, выскакивая за дверь.
— Куфуфу… — протянул Тсуна и чуть сам не упал с кровати от удивления. У него получилось!!!
На соседней кровати закопошился Мукуро.
— Оя-оя, Тсунаеши, делаешь успехи. Что тут с утра пораньше делала эта варийская принцесса?
— Лезла не в свое дело, — протянул Занзас. – Ладно, мусор, одевайтесь и вниз. Я распоряжусь о завтраке. А то пока не дашь этим дебилам по башке, не соберутся.
Тсуна и Мукуро поплелись в ванную.
— Знаешь, — протянул Мукуро. – Ты поосторожней. Если кто-то трахнет мое тело, пока меня в нем не будет…
Тсуна закашлялся:
— Чего?!
Мукуро пожал плечами.
— Ну, мало ли. В замен пообещаю никому не давать твое. – Он улыбнулся. – Это ты у нас полный наивняк и не понимаешь нифига, но я-то уже давно наблюдаю за всеми.
— Ты хочешь сказать, что кто-то…
— Не просто кто-то, а много кто.
До конца водных процедур Тсуна молчал, пытаясь переварить информацию.
Позже они спустились на завтрак. За столом обнаружились только Кея, Ямомото и Занзас.
— А где все? – удивился «Тсунаеши».
— Аркобалено и остальные что-то там проверяют, — ответил Занзас. – А вам велено завтракать и ждать. Они скоро подойдут.
Хибари лишь подозрительно осмотрел Тсуну и Рокудо с ног до головы и промолчал.
— Хай, Тсуна. Как спалось? – улыбнувшись, спросил Ямомото.
При этих словах «Мукуро» покраснел, а «Тсуна» мило улыбнувшись, ответил:
— Замечательно. Если б еще всякие по утрам не оглашали чужие спальни истошными криками, было бы еще лучше!
— ВРААААЙ! – Скуало ворвался в столовую, — А ты чем-то недоволен?
«Тсуна» закатил глаза:
— А нет блин! Мне нравится так просыпаться! – съехидничал он, плюхаясь на стул.
— Ты вообще не у себя дома, так что просыпайся, как придется!
— Я ваш босс, так что я практически у себя дома! – «Тсунаеши» оскалился.
Скуало очень не понравился оскал, но отступать он не собирался.
— Ты, по-моему, совсем обнаглел, мелочь!
— Да вот думаю, пора заканчивать строить из себя непонятно что, а то вы мне все на шею сядете, да, Мукуро? – «Тсунаеши» закинул ноги на стол.
А наш «Мукуро» между тем подумал, что в чем-то иллюзионист прав.
— Ага. Только ноги со стола сними. Мне еще за ним есть.
А Ямомото подумал, что прав был Гокудера. Научит Мукуро Тсуну всякому, а им потом расхлебывай. Но глядя на опешившего Скуало, и Занзаса, ухмыляющегося в кружку с кофе, решил, что польза от их общения тоже есть.
Пока они завтракали, успели вернуться все остальные. Реборн отозвал Мукуро и Тсуну в сторону.
— Я нашел способ вернуть вас обратно в свои тела. Вернее прибор, который вам в этом поможет. Но на его регулировку под ваши данные уйдет примерно полторы недели. Этим уже занимаются надежные люди. Поэтому вам недолго осталось мучиться. Это хорошие новости. Но есть и плохие.
— Куфуфу… — протянул «Мукуро», и шепотом добавил, — кто бы сомневался.
Реборн странно взглянул на него:
— О, ты, я сморю, усвоил смех Мукуро. А вот ты, — он посмотрел на «Тсуну», — никак не войдешь в образ Тсуны, да? Напугал уже всех. Но это пойдет им на пользу, при условии, что Тсунаеши сможет вести себя так же после того, как вы поменяетесь.
— Реборн, так что там с новостями?
— А, так вот. Пока я выяснял о вас, остальные проверяли некоторых наших союзников. И как выяснилось, не все они оказались преданными Вонголе. И пока мы тут, нам и Варии придется с этим разбираться.
— Оя-оя, и что ты предлагаешь?
— Я бы отправил к ним Хибари. Но нужно его… немного проконтролировать, а то он больно раздражен в последнее время. И боюсь, не станет разбираться, кто там прав, а кто виноват. Прибьет всех и рад будет. Поэтому с ним отправитесь вы.
Тсуна вздохнул. Только этого не хватало. Мукуро и Хибари и так никогда не ладили, а одна общая миссия… тем более расхлебывать это ему, так как он временно в его теле.
— Это обещает быть интересным, — усмехнулся «Тсунаеши».
— Да уж… — протянул «Мукуро».



Глава 8.
Но как бы ни опасался Тсуна, Хибари вел себя вполне нормально. Для Хибари. Не пытался убить – и то хорошо.
Пока Хибари «разбирался» с неугодными, Мукуро и Тсуна стояли в стороне, изредка вставляя комментарии «аккуратней», «ты ж его убьешь», «Хибари-сан, а может не надо?» и так далее. В общем, миссия оказалась легче легкого.
Теперь до Тсуны дошло, почему Хибари быстрее всех справлялся со своими миссиями. Он-то уже привык к нему за столько времени, а вот бедные непросвещенные…
Тут не удивительно помереть от страха.
В общем, обратно они возвращались в приподнятом настроении. Тсуна решил, что на все остальные миссии, если они не мирные, он будет брать Хибари с собой.
И все бы закончилось хорошо, если б Мукуро не приспичило в туалет.
Мукуро скрылся за дверью, а они остались снаружи.
— Слыш, травоядное, у тебя что-то есть с этим мелким травоядным?
«Мукуро» удивленно распахнул глаза.
— Н-нет, Хибари-сан! То есть, Кея.
— Тебе повезло, живи.
Тсуна вспомнил слова Мукуро про «не кто-то, а много кто», и как-то ему поплохело.
Но Хибари больше ничего не сказал, только довольно улыбнулся.
Вдруг из туалета раздался истошный крик:
— Аааааааааааа!!!
Тсуна и Хибари тут же кинулись внутрь.
Там они увидели очень интересную картину: «Тсунаеши», лихорадочно пытающийся застегнуть ширинку и…
— Джотто?! А ты здесь откуда?!
Первый Вонгола обернулся, удивленно вскрикнув:
— Тсуна?! А я-то думаю, что такое…
— Чтооооо?! – Хибари переводил взгляд с Мукуро на Тсуну, — что ты сказал?!
— Бляяяяя, — протянул Мукуро, наконец, застегнув ширинку. – Тсунаеши, нас раскрыли…
— Что за фигня тут происходит? Травоядные, если мне сейчас ничего не объяснят, забью до смерти всех!
«Тсуна» вздохнул:
— Ну, понимаешь ли, Кея… — и он начал рассказывать.
Когда рассказ подошел к концу, Кея подумал, что не зря он врезал Реборну. Зря так мало.
— Джотто, так что ты тут делаешь? – спросил Тсунаеши.
— О, я просто через кольцо почувствовал, что с тобой что-то не то, вот и решил проверить. Появляюсь, а тут твое тело, но в нем тебя нет. Хорошо, что все в порядке!
— Ага, только ты в следующий раз предупреждай как-нибудь! – возмутился Мукуро, — а то вдруг я не просто в туалет захочу, а сексом заниматься буду!
— Мукуро, ты же обещал!!!
— Куфуфу. Да шучу я, Тсунаеши, шучу.
— Ну, раз с тобой все в порядке, я исчезаю. – Примо улыбнулся напоследок и растаял.
Мукуро ухмыльнулся:
— Да уж, Тсунаеши, нелегко тебе живется — никакой личной жизни, хранители – идиоты, все, кроме меня, конечно же. Да и Вария эта. Как ты еще не свихнулся?
— Не знаю. – Тсуна вздохнул, — наверное, нервы крепкие.
Хибари все еще пребывающий в шоке, и поэтому даже не обратил внимания на то, что его обозвали идиотом, спросил:
— Это все понятно. Но раз уж поздно опасаться того, что Рокудо захватит твое тело, мелкое травоядное, какого тогда с вами спит Занзас?!
— Кея, — протянул Мукуро, — не будь уж совсем идиотом. Естественно потому, что остальные-то не в курсе, что не стоит опасаться.
— Травоядное, как ты меня назвал?! – зарычал Кея, доставая тонфа.
— Хибари-сан! Не калечьте мое тело! Потом разборки устраивать будете!
— Только ради тебя, мелкое травоядное.
«Ого!» — подумал Тсуна. – «А «мелкое травоядное» — это типа комплимент? Знал бы раньше – не обижался!».
— Ладно, давайте обратно, пока больше никто ниоткуда не вылез, — предложил Мукуро.
— Разумно. – Хибари пошел вперед.
Уже выходя, Мукуро придержал Тсуну за локоть и шепнул:
— Спорим, у Реборна появится еще один синяк. Для симметрии.
— Ага, — Тсуна рассмеялся, — Так ему и надо!
«И все же влияние Мукуро бывает полезным» — подумал Тсунаеши. – «Может, хоть хитрости научусь».


Глава 9.
Благо дальнейший их путь оказался спокойным.
Зато в самой резиденции их встретили истошные крики Гокудеры.
Как выяснилось позже, (после того, как Гокудеру успокоили и отцепили от «Тсуны», на котором он повис, успев облапать за все приличные, и не очень, места) он очень переживал, что его драгоценного Джудайме отправили на миссию с этими двумя маньяками-садистами.
Хибари тут же отправил его отдохнуть с помощью тонфа, а Тсуна подумал, что забота Гокудеры становится слишком уж маниакальной.
Пока Гокудера «отдыхал» от переживаний, все сели ужинать. И даже Ламбо появился, который до сего момента пропадал неизвестно где. Теперь он сидел, уплетая какую-то сладость, и странно хихикал.
Интуиция Тсунаеши подсказывала, что что-то тут нечисто, но он и так слишком устал, чтобы еще и с этим разбираться. Поэтому плюнув на все, он просто ел.
После ужина, Тсуна и Мукуро отправились спать. Мукуро, конечно же, спать не хотел, но выбора у него не было. Тсунаеши уснул сразу же, а чуть позже в сон потянуло и Мукуро.
А ночью на них напали.
Правда, всего этого Тсунаеши не видел, так как спал. Как-то слишком крепко.
Не видели этого и остальные. Потому что спали не менее крепко.
Просто ночью в резиденцию пробрались трое неизвестных и похитили Тсунаеши. Ну и Мукуро прихватили заодно. Двое похищенных явно лучше, чем один. В два раза больше причин для шантажа.
К счастью ли, к несчастью, похитители не знали, с кем они связались…
Вернее они-то думали, что знают, но не подозревали, что Вонгола и Вария – те еще психи, а уж если они объединяются для одного общего дела, то все…
Вообще все.
С теми, против кого они объединились.
Пока Мукуро и Тсунаеши спали и видели добрые и светлые сны, в резиденции раньше всех проснулся Занзас. До него тут же дошло, почему его вырубило так резко. Ведь перед сном он не пил ничего крепче чая, чтобы не дышать перегаром на Тсунаеши. А к снотворному у Занзаса был практически иммунитет.
Трудное детство, что вы хотите. А все потому, что ни одна нянечка не могла с ним справиться. Он пищал что-то похожее на «пошли прочь, мусор» и швырял в них бутылочки из-под молока. Поэтому все чаще и чаще в этом самом молоке оказывалось снотворное. Теперь, чтобы надолго отрубить Занзаса, нужно было скормить ему упаковок десять мощнейшего снотворного и пару раз стукнуть чем-нибудь тяжелым по голове. Для пущей надежности.
В общем, смекнув, что к чему, он отправился приводить в чувство всех остальных.
И уже через двадцать минут вся Вонгола и Скуало были на ногах. У Занзаса были свои способы будить людей. Там хочешь – не хочешь, мертвый – не мертвый, а поднимешься.
Прежде всего, они обыскали комнату Занзаса на предмет улик. Кроме записки с требованиями, ничего не нашли.
Но и записки им вполне хватило.
Вонгольцы, как и Варийцы, и не подозревали, что в мафии есть такие идиоты.
Оставить записку с требованием сделать одну из семей второй по значимости, после Вонголы, и еще и подписаться…
Буд-то бы похитители подумали, что им не хватит того, что эти идиоты потребовали полнейшую чушь, причем в прямом смысле указав, где их искать.
— Деградирует мафия, что ли? – ворчал Занзас.
Хотя мало ли, везде свои идиоты.
В общем, уже через несколько часов мило сопящие Мукуро и Тсунаеши были освобождены, а резиденция семьи идиотов полностью разрушена. Особенно постарались Хибари, Занзас и Гокудера. А что? Пока Десятый не видит, можно.
Похищенных доставили обратно.
Те, проспав еще несколько часов, наконец-то проснулись. Выспались оба просто отлично.
А спустившись на кухню и не обнаружив там никого, очень удивились.
— Любят же люди поспать… — протянул Мукуро, — вроде все вместе спать уходили.
— Да уж, — ответил Тсуна, — но иногда можно.
Мукуро, как всегда вальяжно раскинувшись на стуле, потягивал кофе.
— Ты хоть изредка мое тело корми чем-нибудь, кроме кофе, — проворчал Тсуна, — а то заработаешь мне язву.
Сам же Савада полез в холодильник, посмотреть что-нибудь посущественей, чем кофе.
— А ты не ешь много, — не остался в долгу Мукуро. – Если мое тело растолстеет, так в нем и останешься!
— Ага, ты и так худенький. Куда ж еще!
Тсунаеши как раз заприметил вкусные булочки, что остались с ужина, как вдруг перед его глазами все закружилось и потемнело. Плавно соскользнув на пол и опрокинув что-то из содержимого, он потерял сознание.
Бросившегося к нему и тревожно выкрикивающего его имя Мукуро, он уже не увидел.




Глава 10.
*Никакого юмора в этой главе:)*



Тсуна в теле Мукуро уже несколько часов не приходил в сознание. В срочном порядке его доставили в больницу. Теперь он лежал, облепленный всевозможными проводками и окруженный пищащими приборами.
Прямо в его палате собрались все, кто прибывал этим утром в резиденции Варии. Они держали совет. Естественно, Реборну пришлось рассказать предысторию, за что он едва снова не получил пару синяков от тонфа. И от Занзаса. Но в этот раз он весьма ловко уворачивался.
Теперь им предстояло выяснить, что же произошло с Тсунаеши.
— Я думаю, — говорил Реборн задумчиво, — Тело Рокудо отвергает душу Тсуны. А вернее – душа Тсуны отвергает непривычное ему тело и пламя кольца. Иллюзионисты – они привыкли к тому, что их души вселяются в чужие тела и у них, как мне кажется, вырабатывается что-то вроде иммунитета.
— Да, — подтвердил Мукуро. — Единственное, что это все же весьма трудоемкое занятие – пребывать в чужом теле. Правда, в этот раз для меня все намного легче, чем обычно. Я не чувствую никаких неудобств.
— Думаю это связанно с пламенем неба. Все же небо может принять и дождь, и туман, и облако, и ураган, и грозу. А вот что бы что-то из них приняло само небо…
— Ты говорил что-то про прибор, который поможет нам вернуться в свои тела.
— Да, этот прибор готовят, но сейчас его использовать слишком опасно. Неизвестно, как скажутся на вас его недоработки. Но и Тсуну оставлять вот так, тоже довольно опасно. Он может, скажем так, не дождаться помощи и уйти. Туда, откуда мы его уже не дозовемся. Я потороплю настройку. Но…
Мукуро напряженно что-то обдумывал. Потом вздохнул и сказал:
— Я могу сделать так, что бы мы все, по очереди поговорили с Тсунаеши. То есть… я буду проводником в его внутренний мир. Вы все должны сказать ему что-нибудь хорошее и попросить остаться там, где он сейчас, пока я за ним не приду. И не уходить, как бы его не звали… с той стороны. Чтобы ему не пообещали. — Стало видно, что Мукуро вспоминает что-то неприятное для себя. Эмоции, которые он не смог скрыть, отразились на лице Тсунаеши. Это… было страшно. В этот момент каждый из присутствующих поклялся себе, постараться не допустить, чтобы их Дечимо испытал что-то подобное.
— Хорошо, Мукуро, действуй. А я пойду, потороплю их со сроками.
Реборн вышел, а Мукуро, пару минут пялившийся в пространство, встряхнулся.
— Итак, я пойду первым. Потом вы. Пока я говорю с Тсунаеши, решите, кто после кого. Только учтите, что душа человека – это сугубо личное. Что-то такое, что можно слишком легко ранить. Поэтому я не советую идти туда ни Ламбо, ни Рехею. Не потому, что сомневаюсь в вас. Ламбо еще ребенок, он может натворить и не понять. А Рехей слишком энергичен и эмоцианален. – Рехей только кивнул, а Ламбо вообще как всегда спал. Что и к лучшему. — Тсунаеши будет слишком открыт перед каждым из вас. Я бы и Гокудеру не пустил, но знаю, что он скорее умрет, чем причинит ему вред. Ну, все, решайте, а я пошел.
Мукуро подошел к кровати Десятого, взял его за руку и сосредоточился. Скоро внешний мир от него закрыл густой туман.
Мукуро уверенно шел вперед, не смотря на то, что видимость была нулевая.
Наконец, спустя некоторое время, туман начал рассеиваться.
Перед Мукуро предстала серая, абсолютно безликая комната, в центре которой, сжавшись в комочек, дрожал Тсунаеши.
— Оя-оя, какой у тебя мрачный внутренний мир, Тсунаеши.
Тсуна тут же вскочил, округлившимися, блестящими от непролитых слез, глазами неверяще уставился на Мукуро. И вдруг, зарыдав, бросился ему на шею.
— Я думал, вы ушли, я думал, вы меня бросили, что оставили, что я снова один… — лепетал он, все сильнее вцепляясь в Мукуро.
Тот, обнимая мальчика, краем глаза заметил, что в комнате начали появляться цвета. Синий. Все оттенки синего цвета.
«О, так я – это синий цвет» — подумал Мукуро. – «Хорошо. Люблю синий».
Рокудо чуть отстранил Тсуну, вытирая дорожки слез с его щек.
— Куфуфу, глупый Тсунаеши. Как же мы могли тебя бросить. Ты же наше небо.
— Правда? – совсем по-детски спросил тот, чуть улыбнувшись.
— Конечно.
— А я испугался, я так испугался! Все вдруг стало серым, как раньше. Как до Реборна. До вас…
— Мы все с тобой, Тсунаеши. Мы переживаем за тебя. Понимаешь, ты сейчас в своем внутреннем мире. Твоя душа не приняла мое тело. Скоро мы вернем тебя обратно. Но пока мы этого не сделаем, ты должен быть тут. Понимаешь?!
— А почему?
— Так нужно, Тсунаеши. Пока я сам не приду за тобой, ты должен быть в этой комнате. Если кто-то будет звать тебя, не иди. Пока я не приду и не заберу тебя отсюда. Хорошо?
— Ага. А ты скоро вернешься?
— Я постараюсь сделать это побыстрее. А если все затянется, я навещу тебя и предупрежу. Но только не выходи отсюда. А пока, — Мукуро стянул с рук перчатки, присаживаясь рядом с Тсунаеши на корточки, — возьми. Обещай вернуть мне их, во что бы ни стало.
— Обещаю, — улыбнулся Дечимо.
— Вот и хорошо. А теперь мне пора. Тут еще многие хотят с тобой повидаться. Подожди меня, Савада Тсунаеши, — шепнул Мукуро, легко целуя губы мальчика, — только подожди.
Мукуро заволок туман. Но прежде чем вернуться в реальность, он успел подумать, что если он исчезнет из жизни Тсуны, то из души Тсунаеши исчезнут все синие цвета.
«Нельзя этого допустить», — подумал иллюзионист. – «Все же я очень люблю синий цвет».







Глава 11.
Как только туман рассеялся, Мукуро огляделся. Все смотрели на него. И Реборн уже успел вернуться.
— Что там со сроками? – чуть хрипловато спросил Мукуро.
— Они уложатся в два-три дня. Подключат всех специалистов. Больше никак.
Мукуро чуть передернул плечами.
— Все же это лучше, чем ничего. Итак, кто следующий.
Вперед вышел Занзас. Кто бы сомневался. Хибари проводил его злобным взглядом. Мукуро, заметив это, только усмехнулся.
— Возьмешь Тсунаеши и меня за руки. Когда тебя окутает туман, просто иди вперед. Не заблудишься. И не удивляйся тому, что увидишь. Внутренний мир Тсунаеши оказался не таким, как я себе представлял…
— А какой он? – спросил Рехей, который не сможет там побывать.
Мукуро прикрыл глаза, грустно улыбнувшись.
— Он такой пустой… без нас.
— В смысле?
— Если нас нет рядом с Тсунаеши, у него в душе пустота. А если он потеряет кого-то из нас, частичка его души исчезнет вместе с потерянным человеком. – Мукуро покачал головой, — теперь я понимаю, почему он предпочел пожертвовать собой, там, в будущем, чем кем-то из нас. — Мукуро встряхнулся, — а теперь о насущном. Готов?
Занзас кивнул. Мукуро взял его за руку и сосредоточился.
Мукуро дал Занзасу пять минут, прежде чем вернуть его обратно. Причем отпуская его руку, Мукуро заменил, что с пояса Занзаса исчез один из пистолетов. Похоже, прежде чем они вернут Тсунаеши, у него образуется склад их личных вещей.
Так же, по очереди, все прошли через своеобразный сеанс связи. При этом, при возвращении, каждый лишался какой-то вещи.
«Вот и хорошо», — усмехнулся Мукуро. – «Лишний повод вернуться».
Тем более, Хибари и Занзас оставили самое важное – оружие.
А после «Попробуй проворонить, мелочь» и «не вернешь – забью до смерти», Тсуна просто обязан вернутся.
После они делились впечатлениями о пребывании во внутреннем мире Тсунаеши.
Правда все опускали то, что они говорили Тсуне.
— И почему апельсиновый? – недоумевал Занзас.
— Оя-оя, — протянул Мукуро, будто бы ни к кому не обращаясь. – Тсунаеши любит апельсины. Это его любимый фрукт.
После Занзас не возмущался, а выглядел как-то уж очень довольным.
Хибари лаконично бросил:
— Черный, – и этот факт почему-то его радовал, видимо, объяснения он получил от самого Тсуны.
— А я синий, — Мукуро усмехнулся.
— О, замкнутый, загадочный и одинокий, — Гокудера рассмеялся, — прям в точку, да, Мукуро?
— А как же иначе?
— И почему же я – белый? – удивлялся Гокудера.
— Вот уж не знаю. – Мукуро прищурился, — спросишь у Савады, когда все разрешится.
А Ямомото молчал. Его не удивлял цвет. Серебристый…
Каким еще может быть дождь?

Спустя два дня.

Вся компания собралась в просторном помещении, в центре которого стоял огромный аппарат.
Арка проводов соединяла два стеклянных контейнера, высотой в человеческий рост. Мукуро передернулся, прежде чем залезть внутрь. Все же память о Вендиче была еще слишком свежа.
В другой уже со всей осторожностью поместили Тсунаеши.
— Ты его приведи, — сказал Реборн. – А аппарат раскидает вас по местам.
— Хорошо. Надеюсь, сбоев не будет. А то нам с Тсунаеши уже приелись сюрпризы.
— Нет, все должно быть хорошо.
— Ок’ей. Ну, до встречи.
Контейнеры наполнились серебристой жидкостью, и для Мукуро все вокруг снова поглотил туман.
В этот раз Тсунаеши спал, свернувшись в клубочек и прижимая к себе все предметы, оставленные ими.
Мукуро присел рядом, нежно проведя рукой по волосам Дечимо.
Тсунаеши встрепенулся, сонно моргая.
— Мукуро?
— Да. Нам пора, Тсунаеши.
— Ох, хорошо. – Тсуна улыбнулся, поднимаясь, не забыв покрепче перехватить вещи.
— Не страшно тебе здесь было одному?
— Нет. Примо приходил несколько раз. Оказывается, он может проникнуть сюда. Все из-за его крови. Мы же дальние родственники.
— Это хорошо. – Мукуро улыбнулся. – А… тебя звал кто-нибудь?
Тсунаеши нахмурился:
— Ну… было пару раз. Но в эти моменты появлялся Примо и голос затихал.
— Ясно, идем? – спросил Мукуро.
— Ага.
И снова туман.
«Значит, кровь Примо защитила Саваду, это хорошо» — подумал Мукуро, прежде чем очнуться в реальности.
Очнулся он в своем теле.
Ямомото помог ему выбраться из контейнера и подал сухую одежду.
Из соседнего уже аккуратно достали пока еще бессознательного Тсуну.
— Почему он не приходит в себя? – спросил Гокудера, — что-то не так?
— Все в порядке, — пробурчал Мукуро, пытаясь высушить волосы с помощью полотенца. – Думаю, он просто устал. Все же непривыкшим не легко ходить туда-сюда через грань.
Этим же вечером, Тсунаеши открыл глаза. Оглядевшись, он увидел, что находится в спальне Занзаса. А рядом с кроватью, на тумбочке, лежат вещи ребят.
— Значит, вернуть все лично, — Тсунаеши улыбнулся.
К нему вернулась радуга.






Глава 12. Конец первой части.
Итак, это будет первая часть. и она закончится на этой главе.
Вторая будет называться: "Большие проблемы или Трудности личной жизни мафиозных боссов"
Она будет более рейтинговая и пейрингов будет опять же несколько. Уж не думаете же вы, что все просто так отдадут Тсунаеши Хибари? Как бы не так:)


Самое первое, что сделал Тсуна – бросился к зеркалу. Увидев свое (теперь уж окончательно) отражение, он облегченно вздохнул. Чуть пригладив торчащие во все стороны волосы, и, прихватив вещи ребят, отправился вниз. Есть хотелось безумно.
Внизу его дожидались все. Он вошел в столовую и чуть не оглох от радостных криков. Раздав всем их вещи и горячо поблагодарив, при этом пару раз вырвавшись из слишком настойчивых объятий, он жалобно протянул:
— Покормите меня, а?
Его тут же усадили за стол, и обложили кучей тарелок.
Поев, Тсунаеши откинулся на стуле, довольно улыбаясь. Как же хорошо, когда все вот так вот рядом. Вдруг кто-то подошел со спины, и на плечо Тсуны легла рука.
— Как ты, Тсунаеши? – негромко спросил Мукуро.
— Хорошо, — Тсуна улыбнулся, откинув голову назад, что бы видеть иллюзиониста.
— Вот и славно, хотя, — Мукуро хитро прищурился, — не советую тебе пока что спать одному. Могут быть кошмары. Вернее, они будут точно. – И ухмыльнулся, глядя как схлестнулись два взгляда – Занзаса и Хибари.
Тсуна вздохнул.
— И зачем ты это сделал?
— Хоть не заскучаем, глядя на этих рыцарей, но, — Мукуро посерьезнел, — все-таки лучше тебе не спать одному, поверь мне.
Занзас и Хибари, обменявшись кровожадными взглядами, вышли.
— Делаем ставки, господа, — пропел Мукуро, — Босс цирка маньяков и психов против беспощадного хищника! Кому же достанется прекрасная принцесса? – за последний комментарий он тут же получил бутербродом в глаз, — Куфуфу, так и быть, Тсунаеши. Кому же достанется прекрасный принц?!
Через десять минут отдаленного грохота, ожидаемых криков «мусор» и «забью до смерти» и совсем неожиданных «ВРАААААЙ», на кухню ворвался Хибари, сгреб Тсунаеши в охапку и потащил спать, не обращая внимания на жалкие попытки Тсуны отбиться и комментарии типа «я же только проснулся, Хибари-сан».
— Оя-оя, Кея выиграл, — немного удивленно протянул Мукуро.
Но тут мимо кухни пронесся Скуало, тащивший за собой практически не упирающегося, и лишь изредка выкрикивающего «чертов мусор» Занзаса, который впрочем, ничуть не выглядел расстроенным. Мукуро все понял.
— Куфуфу, а выиграл-то Скуало.
В спальне Кея сгрузил Тсунаеши на кровать.
— Раздевайся, мелкое травоядное.
— Ч-что вы с-собираетесь делать, Хибари-сан?!
Хибари оглядел сжавшегося Тсунаеши, задержав взгляд на его испуганных глазах, и вздохнул:
— Спать, травоядное, спать, — проговорил он, отворачиваясь. – Раздевайся и лезь под одеяло, я не смотрю.
Тсуна послушался, шустро скинув все, кроме нижнего белья, и скользнул к стенке. Кея тоже разделся, забираясь под одеяло.
«Придется начать со свидания» — подумал он, приобнимая Тсунаеши.
Тсуна, доверчиво прижавшийся к Хибари, счастливо вздохнул. Он любил черный цвет. Для него, черное означало надежность, несокрушимость и силу. К тому же, если смешать все цвета радуги, что получится в результате? Черный.
И какая бы погода не была – гроза ли, туман, дождь или ураган, в итоге на небе останется только облако.
Хибари легонько поцеловал Тсунаеши, прикрывая глаза. Все же, как бы не было облако свободно, оно все равно привязано к небу.


@темы: X/27, 69/27, 18/27, Реборн, фик

URL
Комментарии
2011-05-26 в 02:32 

regeneration
- Ты любишь рыбные палочки? - Да - Ты любишь брать их в рот? - Ну да, люблю! - Значит ты рыбоёб! - Что за мать твою нахер? Я не голубой и я не рыба! - Но ты же любишь рыбные палочки?? - Да люблю! - Тогда ты рыбоёб! (c)
уняня, концовка хороша.
да и вообще 1 часть удалась.
*пошел читать вторую*

2011-05-26 в 04:10 

Я поклоняюсь одному богу. И имя ему - Данунах!
regeneration аригато))) Надеюсь вторая вам понравится не меньше)

2011-05-26 в 16:46 

regeneration
- Ты любишь рыбные палочки? - Да - Ты любишь брать их в рот? - Ну да, люблю! - Значит ты рыбоёб! - Что за мать твою нахер? Я не голубой и я не рыба! - Но ты же любишь рыбные палочки?? - Да люблю! - Тогда ты рыбоёб! (c)
о да, понравилась НЕ МЕНЬШЕ!!! :vo:

2011-05-26 в 16:48 

Я поклоняюсь одному богу. И имя ему - Данунах!
regeneration, безмерно рада)))

2011-06-29 в 08:07 

а... эээ.. можно ли узнать, где достать вторую часть?..

2011-06-29 в 17:37 

desem
Я поклоняюсь одному богу. И имя ему - Данунах!
bebeha да она сдесь же. В этом архиве.

2011-06-29 в 21:29 

о, благодарю^^

   

Мой Архив

главная