22:20 

Фик, мля. Часть два.

Всякие нехорошие люди настаивают на третьей части... А я даж не знаююююю...

Название: Большие проблемы или Трудности личной жизни мафиозных боссов.
ficbook.net/readfic/25983

Автор: desem
Бета: нет
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn
Персонажи: Вонгола, Дино, Джотто. 18/27, 69/27, 18/27/69, DB, XS.
Рейтинг: R
Жанры: Юмор, Слэш (яой)
Предупреждения: OOC
Размер: Миди
Кол-во Глав: 9
Статус: закончен

Описание:
Итак, вторая часть. У Десятого личная жизнь! В которую лезут все, кого он просил туда залезть и кого вообще там не ждали...
Это сиквел к "Большие проблемы или не захватывайте чужие тела, вам аукнется."

Посвящение:
Посвящается мафии.

Публикация на других ресурсах:
Только под моим авторством и предварительно не забудьте спросить разрешения. Я не откажу, но увижу, что взяли без спроса - вынесу мозг.


Примечания автора:
ООС!!! ПРИМИТИВНОСТЬ!!! АВТОР СТЕБЕТСЯ!!!

Глава 1.
Если бы Тсуна знал, чем все это закончится, он бы схватил Мукуро и смылся бы в другой конец страны. Но он этого не сделал, а теперь ему все расхлебывать.
А ведь все так хорошо начиналось.
Они вернулись из Италии. Тсуна провел тихий (относительно) и спокойный (насколько это возможно) вечер в кругу своей мафиозной семьи.
Как не удивительно, никто к нему не лез, не орал «Джудайме» и не зажимал в темных углах Вонгольского особняка.
Но как оказалось, это было только затишье перед бурей.
Утро Тсунаеши началось прекрасно. Он сам встал со звонком будильника, спокойно оделся, позавтракал и отправился в школу в сопровождении Ямомото и Гокудеры.
А вы думали – стал полноценным боссом и все? Про школу можно забыть? Ага, скажите это Хибари, коль жизнь недорога…
Так вот. В классе, заняв свои места, они спокойненько дожидались звонка. Ямомото что-то болтал о бейсболе. Его никто не слушал, но ему это и не было нужно. Главное – кивать, улыбаться и поддакивать. Остальное – дело техники.
Прозвенел звонок и в класс вошел учитель.
Поприветствовав ребят, он сказал:
— У нас новенький ученик. Надеюсь, вы поможете ему освоиться. Входи, Мукуро.
Вот тут-то Тсунаеши понял, что жизнь – такая дерьмовая штука, сперва улыбнется тебе, а потом плюнет. Прицельно и прямо в глаз.
Рокудо Мукуро, собственной персоной вошел в класс. Мило улыбнувшись, чем вызвал восхищенные вздохи девочек и некоторых мальчиков, крик Гокудеры «что за нах?!», смех Ямомото, и ступор Тсунаеши, он представился и попросился сесть рядом с Савадой.
Ему тут же уступили место.
А у Тсуны возникло непреодолимое желание познакомить свой лоб с партой. А еще лучше, если это будет лоб Мукуро.
А Мукуро между тем, подплыл к соседней парте, и, неожиданно повернувшись к Саваде, поклонился, выдав:
— Приветствую, мой дорогой босс. Я решил, что Ямомото, Гокудера, Рехей и Хибари не смогут охранять вас так же хорошо, после того, как вы полностью приняли на себя обязанности. Поэтому я тут.
И ведь сказал на весь класс.
Тсуна как наяву, слышал звук челюстей одноклассников, ударяющихся о парты.
— Мукуро!!! – прорычал Тсуна. – Сядь и заткнись, а то прибью, нафиг!!!
— Слушаюсь, босс!
Если до этого чьи-то челюсти избежали столкновения с партой, то сейчас их точно постигла участь предшественниц.
«Нет», — подумал Тсуна, — «с этим явно нужно что-то делать. А то скоро эти психи мне на шею сядут. А Мукуро… ну погоди у меня!».
И если бы на этом сюрпризы закончились…
Следующие пол урока прошли в гробовой тишине. Только голос учителя, странно подрагивающий, разносился по классу.
И вот, ровно на середине урока, дверь в класс распахнулась, и на пороге появился никто иной, как сам Хибари Кея.
В руках которого… нет, прикиньте, это были не тонфа.
Это были цветы.
«Ееееее…» – подумал Тсуна. – «Пипец моей, так нежно хранимой, репутации неудачника».
Хибари, ни на кого не обращая внимания, прошествовал прямо к парте Тсунаеши. Бухнув букет перед носом Савады, он рявкнул:
— Савада, после уроков – в кабинет Дисциплинарного комитета!
— Хо-хорошо, Хибари-сан. А за-зачем?
— Мы идем на свидание! Не явишься – забью до смерти!!!
— Оя-оя, Кея! Нарушаешь дисциплину? – протянул Мукуро ехидно, прищурившись.
— Экстренный случай. – Невозмутимо ответил Хибари и удалился.
«Спасите меня кто-нибуууууууудь!» — подумал Тсуна.
На перемене, Тсунаеши, схватив Ямомото и Гокудеру за шкирку, затащил их в туалет.
— Ребята, что мне делать?! – истерил он, метаясь по туалету.
— Джудайме, а давайте я их взорву? – радостно предложил Гокудера.
— Нет!!! Только без столь радикальных методов!!!
— Ну, — Ямомото почесал макушку, — предлагаю расслабиться и получать удовольствие.
Десятый замер. Подумал, подумал…
— Ямомото, ты гений!!! – крикнул Тсуна, — ты просто гений.
Потом, помолчав, он рявкнул:
— Джооооотоооооо!!!
Ямомото и Гокудера вздрогнули.
Несколько секунд ничего не происходило, а потом кольцо Тсуны засветилось, и перед ними предстал Первый Вонгола.
— Ты звал, Тсунаеши? Что-то случилось?
— Да! Мне нужна дуэнья. И ей будешь ты!
Примо закашлялся:
— Ась?
— Ты будешь моей дуэньей! – радостно провозгласил Дечимо.
Примо жалобно посмотрел на Ямомото, потом на Гокудеру, но не увидев поддержки в их глазах, вздохнул.
— Хорошо, Тсунаеши, раз тебе это так нужно.
— Ага! А теперь первое задание! Сходи к Хибари и составь программу свидания, а потом сопроводи меня на него! – воодушевление Тсунаеши зашкалило. Потом он как-то странно всхлипнул и жалобно добавил:
— Я его боюсь…

Глава 2.
После того, как Примо удалился устраивать свидание, Тсуна и Ямомото вернулись в класс. Тсуна чувствовал себя так, будто сбросил огромную тяжесть с плеч.
А зря.
До обеденного перерыва Мукуро вел себя прилично, мило улыбаясь, каждый раз, как на него падал взгляд босса.
Тсуна уж было подумал, что до конца уроков все пройдет спокойно.
А на обеде Мукуро исчез.
Зато появился Примо. Причем в руках его был какой-то свиток. Бросив его на колени к Дечимо, Примо опустился рядом с ним.
Тсуна непонимающе посмотрел на свиток.
— Читай, Тсунаеши.
Савада развернул свиток, и углубился в чтение. Чем дальше он читал, тем больше становились его глаза.
— Что это?! – воскликнул он.
— Расписание твоих свиданий на неделю.
— Но тут… Хибари, Мукуро, Дино, Занзас и Скуало (и почему сразу двое?!), Бельфегор (да ни в жизнь!), Ямомото, Гокудера и… Реборн?!
Примо невозмутимо пожал плечами.
— Если уж ты сделал меня дуэньей, то я предпочитаю исполнить свои обязанности как следует. Хотя с Реборном я погорячился. Все-таки пока он под проклятием, он не самая выгодная партия.
Тсуна возмутился:
— А вдруг кто-то не захочет?
— Нет, все согласны, я уже успел спросить всех.
— Стоп-стоп-стоп!!! Ты понимаешь, что они же все передерутся, особенно Хибари и Мукуро, а уж про Занзаса и говорить не нужно! А Бельфегор – вообще псих!
Джотто снисходительно улыбнулся:
— Ты обо мне такого плохого мнения? Я сообщил каждому, что не видать им тебя, как своих ушей, если прилично вести себя не смогут. Мы заключили договор, который вступает в силу сегодня, в 14:45 (начало твоего свидания с Хибари) и длится ровно месяц. По нему они обязуются не нападать друг на друга, и не вредить как-либо еще. А так же каждый из них берет на себя все расходы, связанные со свиданиями. Вот так-то!
Тсунаеши выпал в осадок. Теперь идея с дуэньей не казалась ему столь идеальной. Она казалась бредовой!
«Вот теперь меня никто не спасет…» — подумал он, со стоном роняя голову на парту.
Мукуро, сидящий рядом, сиял, как солнышко.
Гокудера и Ямомото выглядели задумчиво.
Да уж, тут было над чем призадуматься. Тсунаеши снова взвыл, только уже про себя.
Медленно, но верно, подходило время свидания с Хибари. Благо, Примо будет рядом.
Ведь он же не даст забить Тсунаеши до смерти?
Хотя Тсуна уже во всем сомневался…


Глава 3
Ровно в 14:45 Тсунаеши в сопровождении Джотто и Хибари отправился на свидание.
Самое удивительное, Хибари не попытался ни разу врезать Тсуне. Ни за присутствие Примо, ни за расписанную неделю свиданий с другими. Да и вообще вел он себя вполне прилично.
Шикарный ресторан, который Хибари выбрал в качестве места их свидания, Тсуне даже понравился. Уютная обстановка, вежливые, предупредительные официанты.
Не понравилось одно.
То, что за соседними столиками обнаружились Мукуро, Гокудера, Ямомото и, что самое удивительное, Дино.
И все упорно делали вид, что просто пришли пообедать.
Хибари пробормотал что-то похожее на «забью до смерти», но попыток воплотить угрозы в жизнь не предпринял.
Он подвел Тсуну к заранее заказанному столику, отодвинул для него стул, и… заправил за ворот салфетку!
Савада уныло подумал о том, что Мир, судя по всему, катится в тартарары…
Причем, когда пальцы Хибари коснулись его шеи, с разных концов зала раздалось раздраженное шипение и возмущенные крики. Но Хибари даже не взглянул туда, а Тсуна решил последовать его примеру.
Они заказали закуски. Принес их официант…
Чей смех подозрительно напоминал одного старого знакомого.
— Ши-ши-ши.
Тсунаеши внимательно всмотрелся в его лицо, но сходства он не увидел. Поэтому, пожав плечами (мало ли людей так смеются), вернулся к еде.
А то, что под соседним столиком сидел Мармон, прикрывая Бельфегора иллюзией, никому не было интересным.
Но что больше всего удивило Тсуну, так это то, что Хибари оказался весьма интересным собеседником. Тсуна понял это примерно к середине их свидания, когда перестал вздрагивать от каждого движения Кеи и от любого громкого звука.
Примо, сидевший рядом с ними, усердно делал вид, что его здесь нет и что-то строчил в маленьком блокноте.
«Очки он им начисляет, что ли?» — мельком подумал Тсуна. А перехватив напряженные взгляды, бросаемыми Хибари и остальными на этот блокнот, понял, что так оно и есть.
Все же Примо знал свое дело.
А значит, все будут вести себя прилично, что не могло не радовать.
Наконец, поев и вдоволь наговорившись, Тсуна и Хибари вышли из ресторана. Джотто шел чуть позади.
Хибари взял ладонь Тсунаеши в свою.
А так как Примо промолчал, Тсунаеши тоже решил не выказывать недовольства. Тем более ему все же было приятно, хоть и смущало. Они шли в сторону дома Тсуны, не обращая внимания на странный шум из-за ближайших углов, и приглушенные выкрики «как он смеет лапать Джудайме!».
Возле особняка Вонголы, Хибари развернул Саваду к себе.
— Мне понравилось свидание, мелкое травоядное. – Хибари улыбнулся. – С нетерпением жду следующего, — он нагнулся, аккуратно целуя Тсунаеши в уголок губ.
После, он развернулся и ушел в сторону школы. Тсуна еще несколько минут пялился ему вслед, пока не встрял Джотто:
— Хватит мечтать, Дечимо. Пошли домой.
Тсунаеши, очнувшись, тряхнул головой и отправился вслед за Примо.
Как из кустов возле дороги, ведущей к особняку, вываливаются Мукуро, Гокудера, Ямомото и Дино, он уже не увидел.


Глава 4.
Сегодня Тсуна проснулся поздно. Благо на дворе было воскресенье.
А почему поздно? Потому что весь вечер и полночи он прятался от своих хранителей в библиотеке.
Как выяснилось, обещание вести себя с Тсуной прилично не распространялось на время вне свиданий.
И поле двух попыток Мукуро зажать Тсунаеши в темном углу, трех страстных поцелуев Хибари и нескольких, далеко не дружеских объятий Дино, Тсунаеши спрятался. Благо в библиотеке были удобные кресла и интересные книги.
А искать его там не стали, потому что все считали, что Тсунаеши не слишком-то любит читать. Поэтому, удачно отсидевшись там до трех ночи, и, дождавшись, когда все разбредутся спать, Тсуна прошмыгнул в свою комнату. Заперев двери, и, для пущей надежности, придвинув к ней тумбочку (хотя от Мукуро это бы не помогло, реши он срочно увидеть босса), Савада лег спать.
Поэтому проснулся он только после обеда. А на 16:00, судя по расписанию Примо, у него назначено свидание с Мукуро. Вот уж… радость.
Пока Тсунаеши принимал душ, одевался и ел, успел появиться Примо. Причем столь неожиданно, что Тсуна чуть не подавился тостом.
— Ну что, готов? Мукуро уже дожидается нас у входа.
Тсуна вздохнул, чувствуя себя жертвой на заклании. И дернул его черт, обратиться к Джотто. Но решив, что высказывать претензии – себе дороже, Тсуна покорно последовал за Джотто.
Мукуро, увидев Тсуну, тут же засиял улыбкой.
— Ну что, идем, Тсунаеши? – спросил Мукуро, беря Тсуну за руку.
— Идем. А куда?
— На аттракционы! – Мукуро выглядел так, будто ему уже подарили власть над всем миром.
Тсуна закашлялся.
— Куда?!
— А что? Я там никогда не был… или тебе не нравится? – улыбка Мукуро тут же погасла.
Тсуна почувствовал себя злым дядькой, отобравшим у ребенка конфетку.
— Нет-нет!!! Я люблю аттракционы!
— Да? – Мукуро снова разулыбался. – Вот и хорошо.
Примо что-то быстро отметил в своем блокноте и поспешил за ними.
С Мукуро Тсунаеши было весело. Они отрывались по полной. Катались на различных каруселях, если сладкую вату, смеялись и все в том же духе.
Похоже, Мукуро решил наверстать, то, что упустил из-за своего не совсем радужного детства. Эти мысли навевали на Тсунаеши грусть, поэтому он отогнал их, решив подумать над этим позже.
То, что удивило Тсунаеши больше всего – это то, что никто из хранителей за ними не следил. Хотя, с Мукуро станется наслать им иллюзию и отправить в другой конец города. За причинение вреда это не сошло бы, поэтому можно.
Проблема появилась тогда, когда они решили прокатиться на колесе обозрения. Как выяснилось, Джотто до ужаса боялся на них ездить.
— Ладно, я подожду вас внизу. Но едите один круг. Не больше! – строго сказал Примо, пропуская их внутрь кабинки.
Это Тсуну немного успокоило. Слишком разойтись Мукуро не успеет.
Но едва кабинка оторвалась от земли, Мукуро тут же прижал Тсунаеши к себе, прошептав:
— У нас мало времени…
Взяв его за подбородок, он повернул лицо Тсунаеши к себе. Чуть-чуть полюбовавшись смущенным румянцем, Мукуро приник к губам Тсуны, не обращая внимания на слабые попытки сопротивления.
Целовался Мукуро божественно. Уже через несколько секунд, Тсунаеши активно отвечал на поцелуй, обнимая Мукуро и прижимаясь к нему всем телом, и не вспоминая о возражениях.
Рокудо подхватил Тсунаеши, усаживая его к себе на колени.
У Тсуны кружилась голова, а внизу живота вдруг стало невыносимо горячо. Руки Мукуро скользнули под его рубашку, прошлись по груди, кончиками пальцев задевая соски, спустились ниже, лаская живот. Мукуро оторвался от губ Тсунаеши, тут же начав покрывать легкими поцелуями шею и чувствительное место за ушком.
Одной рукой покрепче обхватив Тсунаеши за талию, он потянулся к ширинке его брюк. Тсуна, почувствовав это, выгнулся навстречу его прикосновениям…
— Так-так, — раздался голос Примо. – Свидание окончено.
Тсуна распахнул глаза. Оказалось, колесо уже завершило движение, а их кабинка стояла на земле.
А у входа в нее стоял Примо, сложив руки на груди и нахмурив брови.
— Рокудо, отпусти Тсунаеши. На этом ваше свидание окончено.
Мукуро улыбнулся.
— Оя-оя, Тсунаеши, кажется, мы слишком увлеклись, — Мукуро легко чмокнул Тсуну в щечку. – Что ж, это было самое прекрасное свидание в моей жизни. Было б еще прекрасней, если бы не некоторые настырные личности. Но тут уж ничего не поделаешь. До завтра, Тсунаеши. Увидимся на уроках.
Мукуро встал, легко поклонился Примо и растаял в клубах тумана.
— Показушник, — фыркнул Джотто. – Теперь я понимаю, зачем тебе понадобилась дуэнья. Они все столь наглы?
Тсуна, уже успевший придти в себя, вспомнил Бельфегора. Вздрогнув, он ответил:
— Есть и похуже.
— Да, это будет нелегко. – Вздохнул Примо. – Ну что, идем домой, Дечимо?
— Ага.





Глава 5.
После свидания с Мукуро, Тсунаеши заперся в своей комнате. Ему нужно было многое обдумать.
А пока Тсунаеши предавался мыслям, умным и не очень, у его хранителей и Дино состоялся военный совет.
Кто-то (догадайтесь кто такой умный) очень ловко стырил из кармана Тсунаеши расписание со свиданиями и выяснил, что следующие рандеву у Тсуны с двумя Варийскими психами. Если Бельфегора они еще принимали, но свидание втроем!!!
Если уж Мукуро в одну харю оказался таким шустрым (за что чуть не получил тонфа в глаз, но договор уберег), то эти двое могут натворить что угодно!!! И даже Примо им не помешает, потому что психам закон не писан, как вы знаете.
Поэтому Мукуро собрал всех и изложил им план действий. Свидание будет веселым…
На следующий день в школе, Тсуна только дивился. Гокудера, Мукуро, Ямомото и… о, Ками-сама, Хибари! На всех переменах шептались о чем-то.
Интуиция Тсуны била в набат, орала, как сирена о том, что ничем хорошим это не кончится.
Но поделать он ничего не мог.
Поэтому, скрепив сердце, он перестал обращать на них внимание. Сразу после уроков его ждало свидание с Занзасом и Скуало. Так что, ему было о чем задуматься.
Как только прозвенел звонок с последнего урока, в классе появился Джотто. Благо через дверь, а не как обычно.
— Готов? Тебя уже ждут.
При этих словах Мукуро переглянулся с Гокудерой и Ямомото.
Чего только Тсунаеши не ожидал от этого свидания, но только не такого!!!
А теперь, вслушайтесь!
Занзас!
И
Скуало!
Повели Тсунаеши
В
ТЕАТР!!!
От шока Тсуна даже не запомнил название спектакля. Он сидел и поглядывал то на одного, то на другого. Эти двое сидели тихо и внимательно смотрели на сцену!
«Дааааа» — подумал Савада, — «что-то я совсем уже ничего не понимаю»
Но еще больший шок наш бедный Тсунаеши испытал, когда заметил руку Занзаса нежно сжимающую ладонь Скуало. Тсуна заподозрил, что эти двое пригласили его, только что бы позлить его хранителей. И его предположение было так близко к истине!
А за кулисами уже разворачивались события.
В первый момент, увидев Мукуро на сцене, Тсунаеши подумал, что из-за всех последних событий у него галлюцинации.
Но когда Мукуро, выйдя в центр сцены, громко заговорил, Тсуне захотелось провалиться сквозь сидение.
— О свет моей души, сияющее солнце моей жизни, мое небо, без которого мне не прожить, Тсунаеши!!! Как же ты мог поступить так с нами?! Уйти, бросить нас на произвол судьбы, растоптав наши чувства и швырнув нам их в лица!!! О, Тсунаеши!!! Не поступай так с нами! Вернись!
Ничего не понимающие зрители начали переглядываться. Первым отошел от шока Примо.
— О, многоуважаемый Рокудо Мукуро, не мог бы ты освободить сцену от своего присутствия?
— Нет! А ты! – Рокудо ткнул пальцем в Джотто, — ты! Злодей, каких не видела планета! Это твоя вина, что наш дорогой Тсунаеши так жестоко поступил с нами! Разбил наши хрупкие сердца, ранил любящие его души!!!
Что-что, а пафосно выражаться у Мукуро получался на славу.
И как вы догадались, спектакль, как и свидание, был сорван.
А дома Тсунаеши устроил им разнос.
— Оглушить всех актеров, работников, что бы сорвать мне свидание!!! Чем вы думали? Нет! Не отвечайте! Я и так знаю! Гормонами! – виноватые лица на него не действовали. – Нет, я ожидал чего-то подобного от Мукуро, даже от Гокудеры, он сто процентов решил, что мне это на пользу. Но ты, Кея!!! Ты-то о чем думал, когда вырубал оркестр?! Они тебе чем помешали? Ах, навстречу попались?! – Тсунаеши вздохнут. А потом тихо и грустно сказал, — уйду я от вас. К Дино.
И пошел собирать вещи.
— И попробуйте мне помешать!!! Я вообще тогда позвоню Занзасу, и он заберет меня в резиденцию Варии, — крикнул он из спальни.
И вовремя, потому как его уже собирались просто запереть в комнате. Но услышав такое заявление, передумали. А Тсуна, собрав вещи, заказал такси и уехал.
— Дааааа, по-моему, мы переборщили, — вздохнул Мукуро. – Теперь он на нас обиделся. А у него еще свидание с Белом и с Дино. Ну что, добры молодцы, как будем извиняться?


Глава 6.
Но, как выяснилось позже, до Дино Тсуна либо не добрался, либо добрался, и свалили они вдвоем в никому неизвестном направлении. Это выяснил Хибари, отправленный в разведмиссию, в связи с давней «дружбой» с Дино.
Два дня ни о Тсуне, ни о Дино не было никаких известий, хотя хранители умудрились задействовать всех свои связи в поиске Десятого.
Гокудера чуть не плакал, причитая о том, что это все они виноваты, Ямомото почти не улыбался, Хибари рвал и метал, даже Мукуро как-то погрустнел. Совесть, что ли? Хотя какая тут совесть?!
В общем, на третий день, когда хранители уже собирались подать во всемирный розыск, Тсунаеши заявился домой.
Пьяным.
Очень пьяным.
В компании не менее пьяных Дино и Бельфегора.
Вся троица, пошатываясь и перекрикивая друг друга, ввалилась в особняк под ясные очи офигевших хранителей.
Тсуна тут же повис на Мукуро, радостно улыбнувшись и пьяно протянув:
— Мукурооооооо! Привет! Я тя люблю!
Мукуро, прижимая к себе Тсунаеши, ехидно глянул в сторону Хибари. Тот тут же вытащил тонфа.
Но Тсуна уже вырвался из рук Рокудо, и тут же повис на Кее.
— Фу, Хибари-сан! Тебя я тоже так люблюююююю… вот ведь, хрень-то какая…
— Джу-джудайме! Где вы были?!
Тсуна отлип от пребывавшего в шоке Кеи и развернулся, при этом чуть не рухнув.
— О, Гокудера! – радостно воскликнул он, — и тебя люблю! Но как друга! Я вообще вас всех люблю! – выдал он, разводя руки в стороны и улыбаясь. Но тут же посерьезнел и добавил, выставив указательный палец вверх, — но по-разному! Только Мукуро и Хибари-сана одинаково, бляяяя. А че ты спросил? А! Где я был! В Голландии.
Мукуро и Хибари пытались переварить информацию. Информация оказалась упрямой и отказывалась перевариваться.
А Гокудера осторожно поинтересовался:
— И что вы там делали?
— О! Свадьбу играл!
Вот тут шок настиг и Гокудеру.
— Как свадьбу? С кем? А мы?
— Ээээээ, Гокудера, не так быстро, — Тсуна огляделся, — а где Дино и Бел? Ааааа, уже у бара, вот же шустрые какие. С кем, с кем. С Белом и Дино!
— Ч-ч-что?! – в один голос поинтересовались уже все.
— А че это вы побледнели? – Десятый упал в кресло, блаженно улыбаясь, — классная свадьба была!!! Правда, Бел чуть не покрошил Дино на оливье, но они потом доооолго в спальне мирились. И громко. А я свидетелем был. На свадьбе, а не в спальне, извращенцы.
Послышались облегченные вздохи.
— Ну, вы как хотите, а я спать! – Тсуна встал. Сделал шаг. Другой. – Нее, бля. Не дойду. Гокудера!!!
— Да, Джудайме?
— Отнеси меня, — выдало это чудо, сделав большие глазки.
— Конечно, Джудайме! – Гокудера подхватил его на руки.
— Ну, вот и славно. Всем спокойной ночи. Или утра? Не помню. Да пофиг.
Все разбрелись кто куда.
И только Хибари и Мукуро замерли посреди комнаты, прожигая друг друга взглядами.
— Как делить будем? – ухмыльнулся Мукуро.
— Камикорос!
И оба хранителя понеслись на улицу, нанося друг другу удары.
А Тсуна безмятежно посапывал в своей спальне, еще не подозревая о том, что ждет его вскоре.

Глава 7.
Проснулся Тсунаеши от навязчивого ощущения, будто на него нагло пялятся. Резко открыв глаза, о чем он тут же пожалел, Тсуна увидел Джотто.
— Оооо, моя голова…
— Так тебе и надо. – Строго сказал Примо. Но поглядев на болезный вид Савады, сжалился. – Ладно уж, горе ты мое, ползи сюда. Подлечу.
Примо положил руки Тсунаеши на виски. От них тут же заструилось тепло, принося облегчение и снимая боль.
— Ками, — выдохнул Тсуна, откидываясь обратно на подушки. – Что вчера было?!
— Вчера? Или еще два дня до этого? – Примо усмехнулся. – Вот скажи, как твое свидание с Дино превратилось в свадьбу Дино и Бельфегора?
— Ой. Точно. Они ж поженились! Как-как. Легко. Мы с Дино обедали в ресторане, а тут Бельфегор. Ну, мы и решили выпить за встречу. Потом за Вонголу. Потом за Варию. Потом за Кавалоне. И почему-то за Бьякурана и Реборна. А потом… помню очень плохо. Вроде бы Бел сказал, что может нас прокатить на своем личном самолете. До Голландии. А дальше я помню уже только свадьбу. Потом мы ее отмечали. Потом летели обратно. А потом я признался в любви Хибари. И Мукуро. Ох, ееееееее… Примо, спрячь меня, а?
— Вот уж нет. В душ и расхлебывать кашу.
— Стоп! А ты где был, пока я все это творил, а?
Примо покраснел и закашлялся.
— Ээээ, ну…
— Ну?
— Понимаешь, Аллауди…
— Все, дальше можешь не рассказывать, а то краснеть буду я. – Тсуна усмехнулся. – Ладно, я в душ. А там… посмотрим. Может в Африку. А может в Россию.
— Зачем?
— Ну, эти двое меня везде найдут, но так хоть помучаются.
— Ага, конечно. – Джотто рассмеялся, — тебя еще до аэропорта перехватят.
— Тебе смешно, — пробурчал Тсуна, сползая с кровати, — а мне еще с ними жить. С обоими, бля.
— Ничего, разберетесь!
— Разберемся, — Тсуна поморщился, — если не помрет никто раньше.

После душа Тсуна долго боялся высунуть нос из комнаты. Поэтому они с Примо играли в карты, пока не раздался стук в дверь
Тсуна тут же схватил тяжелую статуэтку и подкрался к двери.
— Кто там?
— Джудайме? Это Гокудера!
— Ты один?
— Ага.
Тсуна распахнул дверь, быстро втянул Хаято в комнату и тут же снова заперся.
— Джудайме? – растерялся тот.
— Все нормально! А ты Кею и Мукуро не видел?
— Да нет. Они, с тех пор как вы спать легли, куда-то пропали.
— Да? Тогда пошли вниз. Я есть хочу.
Поев, Тсуна поинтересовался:
— А где новоявленная чета Кавалоне?
— О, они ушли где-то часа два назад. Насколько я понял, сообщить радостную весть остальной Варии.
Тсуна фыркнул.
— Да уж, они-то обрадуются. Особенно если учесть, что Варию теперь по ночам ожидают ну очень бурные концерты. Видишь ли, очень они страстные. А что в постели (и вне ее) вытворяют…
— А вот с этого места поподробнее, Тсунаеши.
— Откуда такие сведенья, травоядное?
Тсуна втянул голову в плечи.
А за спиной ожидали ответа два его… парня?


Глава 8.
Походу у автора вышло вполне себе НЦ, а не Р, хммм...
Больно не бить, у автора маленький опыт написания высоких рейтингов, а вернее почти ни-ни:)

Тсуна и пискнуть не успел, как его выдернули из-под носа Гокудеры и утащили в спальню. Он еще успел услышать, как Хаято что-то возмущенно кричит им вслед, как за ними захлопнулась дверь. Тсуну бесцеремонно сгрузили на кровать.
— Ну! – грозно и в два голоса.
— Ась?
— Откуда такие сведенья, травоядное?
Тсуна вздохнул.
— Я ж в соседней комнате спал. А стены в их отелях ну очень тонкие. Не, они, конечно, предлагали присоединиться, — тут Тсуна запнулся, поняв, что сказал что-то совершенно лишнее.
Хибари зарычал, и рывком притянув его к себе, впился в губы. Тут же к спине Тсунаеши прижался Мукуро. Его руки тут же скользнули под рубашку Тсунаеши, а губы прижались к шее.
— Оя-оя, Тсунаеши, мы тут потолковали с Кеей, и поняли, что делить-то нам нечего. Кроме тебя… — Мукуро скользнул языком за тут же порозовевшим ушком, — А споры и драки так и не выявили победителя, поэтому, делить тебя мы будем поровну.
Мукуро прижался к Тсунаеши так, что бы тот почувствовал, насколько он возбужден.
— Так что, расслабься и получай удовольствие.
Хибари, уже стащивший с Савады рубашку и принявшийся за брюки рыкнул:
— Рокудо, заткнись и займись делом!
Тсунаеши и опомниться не успел, как оказался обнаженным между двумя столь же раздетыми хранителями. Хибари и Мукуро ни на секунду не позволяли Тсуне опомниться, осыпая ласками и поцелуями.
Лишь когда скользкие от смазки пальцы Мукуро скользнули между его ягодиц, он попытался отстраниться, но Хибари не позволил, крепче сжимая его и отвлекая, обхватил его член. Тсунаеши застонал. А когда Мукуро нашел внутри него какую-то точку, надавил и погладил, добавляя пальцы, растягивая, Тсунаеши вообще перестал что-либо понимать.
Поэтому он не сразу сообразил, почему Мукуро повернул его спиной к Хибари, одной рукой надавливая на поясницу и заставляя прогнуться, а другой, раздвигая ягодицы.
Что-то, гораздо больше пальцев, толкнулось внутрь, растягивая стенки ануса.
Тсуна всхлипнул, напрягшись, и пытаясь уйти от проникновения, поддался вперед.
— Больн-но, — всхлипнул он. В уголках глаз собрались слезинки, а губы дрожали.
Мукуро языком слизал влагу с его щек, тихо шепча:
— Тшшш, Тсунаеши, расслабься, ну же…
Хибари изменил угол проникновения, толкаясь в ту самую точку. Тсунаеши взвыл, впиваясь ногтями в плечи иллюзиониста. Ритм толчков нарастал, а Тсуна уже не понимал, хорошо ему или плохо, казалось, что он сгорит, так было жарко между двух тел, пылающих возбуждением.
Вдруг Хибари крепче сжал его бедра, толкаясь особенно сильно, и зарычал. Тсуна почувствовал, как внутри разлилось что-то горячее, и это сносило крышу похлеще, чем все остальное. Тсуна сильнее толкнулся в ласкающую его руку и…
Застонал от разочарования, почувствовав, как длинные пальцы Мукуро сжались у основания члена.
— Не сейчас, Тсунаеши, со мной, — срывающимся голосом прошептал Мукуро, развернув Тсунаеши.
Затуманенным взглядом Тсуна разглядел Хибари, который с довольным вздохом прижал его к себе. Мукуро, не теряя времени, толкнулся в Тсунаеши. Он двигался мучительно медленно, заставляя Тсуну нетерпеливо поддаваться навстречу и всхлипывать.
Но долго Мукуро не продержался, срываясь на бешеный ритм.
Последнее, что помнил Тсуна, это то, как мир неожиданно взорвался, рассыпавшись на миллиарды пылинок, а под веками полыхнуло ослепительно белым…
Мукуро и Хибари аккуратно уложили отключившегося Тсунаеши на простыни, обнимая с двух сторон. Мукуро сыто вздохнул, закрывая глаза.
Как и примостившийся с другой стороны кровати Хибари, впервые за долгое время он был абсолютно и безоговорочно счастлив.

Глава 9. Конец второй части.
Спустя несколько лет.


Тсунаеши проснулся с болью во всем теле. А в некоторых частях тела особенно.
С двух сторон к нему прижимались два, ставших уже невыносимо родными, тела.
Тсуна вспомнил, как несколько лет назад, проснулся точно так же. Правда, тогда он не валялся столь расслабленно, чувствуя тепло своих хранителей.
Он вскочил, истерично взвизгнув, согнулся от боли, но, завернувшись в простыню, все же выскочил из комнаты.
Весь день он прятался у Гокудеры. Причем практически все утро истерил. Ну, ему простительно, все-таки не так он представлял себе первый раз. Гокудера, как верный пес, охранял спокойствие Джудайме, а Ямомото носил им еду.
И неизвестно, сколько бы это продолжалось, если бы уставшие ждать и обеспокоенные (а вдруг Тсунаеши не понравилось?), Хибари на пару с Мукуро не вынесли дверь.
Потом они долго объясняли Тсунаеши, что это не просто гормоны (хотя без них не обошлось), а чувства. Чистые и светлые, насколько это определение возможно в отношении этих двух личностей.
Потом еще столько же, если не больше, убеждали, что шведская семья – это не так плохо, если никому не причиняет неудобств и все в ней по обоюдному согласию.
На робкое замечание Тсуны, что его-то согласия как раз никто не спрашивал, эти двое отреагировали весьма красноречивыми взглядами и еще одной порцией первоклассного секса. Так что Десятый решил, что с него не убудет, а как пустить их энергию в нужное русло, он уж придумает.
А потом было привыкание друг к другу. Взаимная ревность, как в самом треугольнике, так и вне его пределов.
Собственники по натуре, Мукуро и Хибари частенько устраивали «петушиные бои» за первенство, как окрестил это Дино.
Но, как бы они не соперничали, вел их все же Тсунаеши. Своей хитростью и Гипер интуицией он, медленно, но верно, прокладывал дорогу в дебрях их отношений. Где надо смягчая, сглаживая углы и обходя воспламеняющие моменты.
А Мукуро и Хибари весьма гармонично дополняли друг друга. Как в жизни, так и в постели.
Из воспоминаний его заставили вырвать зашевелившиеся с двух сторон любовники. Они даже просыпались одновременно, не желая уступать другому. Тсуна улыбнулся.
Как же он все таки их любил.
— Ммммм, Тсунаеши, ты уже не спишь? – Мукуро, взъерошенный спросоня, улыбнулся.
— Чего ты так рано проснулся? – не менее взъерошенный Хибари поднял голову с подушки, что бы посмотреть на Саваду.
— Да вот, думаю, где мы проведем отпуск…
— Мы едем в горы, — Хибари потянулся, разминая мышцы.
— Нет, мы едем в замечательный оздоровительный центр в Швейцарии.
— Травоядное, захлопнись. Я этот отпуск распланировал раньше, чем ты о нем узнал.
— Оя-оя, Кея, зато я распланировал его лучше. Так что молчи в тряпочку.
— Я забью тебя до смерти травоядное!!!
— Ой, напугал! Сколько лет я это слышу, а все живой.
Тсуна вздохнул. Вот так всегда.
Обняв обоих, он поцеловал каждого и улыбнулся.
— А давайте махнем на море? Я так давно там не был…


@темы: 182769, DB, XS, Вария, Вонгола, Дино, Реборн

URL
Комментарии
2011-11-05 в 16:38 

Ragnareka
Да, врать самой себе это целое искусство, и я владею им в совершенстве.(с)
*состояние :кавай,
признаки: увеличненное слюноотделение, звездочки в глазах и отсутвие разума некоторое время
диагноз подтвержен*

   

Мой Архив

главная