desem
Я поклоняюсь одному богу. И имя ему - Данунах!
Реборн:
OS-26. TYL!Занзас/TYL!Тсуна. Пить шампанское и смотреть на звезды.


- В честь чего, мусор? - недоуменно спрашивает Занзас, уставившись на бокал шампанского.
Тсунаеши улыбается. Легко, но немного грустно.
Потом отводит взгляд.
Занзас отпивает игристый напиток и морщится. Все же он предпочитает что-либо покрепче.
Савада же берет свой бокал, но не пьет, а смотрит сквозь него на небо.
- Странно, - говорит он. - Сегодня обещали дождь...
Занзас жмет плечами. Ему все равно.
- Так в честь чего?
Савада снова улыбается. Бросает взгляд на Занзаса.
- Завтра я еду к Мельфиоре.
Занзас ухмыляется. Зло. Сжимает бокал.
- И?
- Я еду умирать. Думаю, за это можно выпить.
- Мне плевать, мусор, - врет Занзас, выпивая шампанское одним глотком.
Тсуна улыбается.
Занзас молчит, разглядывая его. Запоминая.
- Только попробуй не вернуться прежним, Савада. И я убью тебя.
- Я знаю, - шепчет Тсунаеши, придвигаясь ближе.
Они сидят так, распивая бутылку шампанского, пока небо не начинает светлеть.
Занзас не думает о завтрашнем дне. Ему плевать. Это будет просто еще один день.
Он думает о Саваде.
И, может быть, немного грустит.

2Т-9. dark!Тсуна|одноклассники. На школу нападают террористы. Меланхолично следовать указам, отмахиваясь от Хранителей, "убивать" спокойствием. "Дядь, а можно мне таблеточку?" Молча раскидать всех преступников, и, зевая, направиться домой. NH!


Когда на школу напали, Гокудера безумно испугался. Нет, естественно не за себя. За Джудайме.
Как назло, несколькими днями ранее, Десятый строго-настрого запретил ему приносить динамит в школу. Поэтому Гокудера не мог защитить. Десятого. Но мог закрыть его собой.
И очень удивился, когда Тсунаеши оттолкнул его в сторону.
- Джудайме! – прошептал он, в панике пытаясь ухватить его за рукав.
Тсунаеши только отмахнулся, делая полшага вперед, и с интересом уставившись на людей в масках. Пока одноклассники в панике жались к стенам, Тсунаеши стоял, засунув руки в карманы.
- Ты! – заорал один из террористов, направляя дуло автомата ему в голову, - руки за голову и к стене!!!
Тсуна протяжно зевнул.
- Ладно, ладно, - протянул он скучающим голосом, - зачем так орать-то? Я не глухой, - он сделал шаг назад, приваливаясь к стене. Руки, впрочем, он убирать и не подумал.
Холодный взгляд прошелся по мужчинам, будто что-то высчитывая.
- Ты что не понял? Руки за голову!
Тсуна осуждающе покачал головой.
- Что вы так нервничаете? У меня от ваших криков уже голова разболелась. Кстати, дядь, а можно мне таблеточку?
Ямомото и Гокудера переглянулись. В глазах обоих плескалось недоумение. Тсуна вел себя… не как Тсуна.
- Слышишь, сопляк! Делай что говорят, а то получишь пару пуль в свою тупую башку!
Тсунаеши ухмыльнулся.
- А вот этого не надо. Она у меня и так по пуле в день получала… вот и болит, наверное, - рассуждал он, будто сам с собой. – Потом он снова поднял взгляд на террористов, - а что, вам таблеток жалко, что ли? Я еще и не выспался, между прочим.
Сердце Гокудеры, казалось, билось где-то в районе горла, пока он медленно, стараясь не привлекать к себе внимания, подбирался ближе к Тсунаеши. Чтобы в любой момент быть готовым опрокинуть его на землю.
Один из мужчин выстрелил Тсуне под ноги.
Гокудера застыл.
Тсунаеши поглядел на ряд ровных, круглых отверстий в дереве. Вздохнул.
- Значит жалко, - протянул он.
А в следующую секунду Террористов смело Х-баннером.
Тсунаеши погасил свое пламя, зевнул и направился к выходу, бормоча:
- Вот дали бы таблетку, все и обошлось бы, пока Хибари-сан не появился. Кажется дома у меня было обезболивающие…
- Джудайме! Тсуна! – в один голос выкрикнули Ямомото и Гокудера. – Куда ты?
Тсуна обернулся.
- Домой, - сказал он, пожав плечами, - занятия все равно отменят.

Блич:
Т23-05 Ичиго|Орихиме|Чад|Исида. "Мы - твои друзья. Не отворачивайся от нас".


- Мы - твои друзья. Не отворачивайся от нас. - Голос Исиды строг, он смотрит Ичиго в глаза, на дужках его очков играет солнце.
Ичиго лишь ухмыляется, выдыхая сигаретный дым.
Чад, как всегда молчит, безмолвно подтверждая его слова. А Орихиме сжимает руки на груди, глядя на Ичиго так, будто он собрался умереть здесь и сейчас.
Хотя...
Только несколько минут назад его чуть не разорвал пустой. Если бы не Исида...
Ичиго морщится, отворачиваясь. В последний раз затянувшись, он щелчком отправляет наполовину выкуренную сигарету в полет. Смотрит, как уголек падает на асфальт, разбиваясь на сотни мелких искр.
Красиво.
И уходит, так ничего и не ответив.
Он чувствует три взгляда, сверлящих его неестественно прямую спину.
Бесит.
Все бесит.
Все эти "если бы не Исида, если бы не Чад" и даже "если бы не Орихиме".
А он? Еще две недели назад было бы наоборот. Если бы не Ичиго.
Куросаки закуривает, останавливаясь и поднимая взгляд в небо.
Друзья...
Так ли это? Многих из шинигами он тоже мог назвать друзьями. А где они теперь? Были, да вышли все.
Ичиго сплевывает и идет дальше, сгорбив спину.
Свобода оседает на языке невыносимой горечью.

@темы: X27, Блич, Ичиго, Реборн, Тсуна, фик